Загребина Инна Владимировна
Адвокатский кабинет
+79168073159
innasclj@yandex.ru
Москва
c 9 до 22 часов
111524 Россия Москва г Москва г. Москва,
izagrebina

Принципы религиоведческой экспертизы

Загребина Инна Владимировна

адвокат, председатель правления

Гильдии экспертов по религии и праву

 

Принципы  религиоведческой экспертизы

Проблема профилактики и борьбы с экстремизмом на религиозной почве в России стоит довольно остро. Вытекающая из несовершенства нынешнего антиэкстремистского законодательства российская практика порождает множество вопросов.

Десятилетняя практика применения Федерального закона № 114-ФЗ от 25 июля 2002 г. «О противодействии экстремисткой деятельности» показала, что несовершенство данного нормативно-правового акта породило не только большое количество проблем перед правоприменителем, но и  дало  возможность его использования в качестве орудия борьбы с неугодными религиозными объединениями и к нарушениям в области свободы совести и вероисповедания.

Одна из основных проблем связана с проведением религиоведческих экспертиз на предмет признания литературы экстремисткой и вынесением необъективных и ошибочных экспертных заключений. Так, в 2011 году в результате ошибочных экспертных заключений были без всяких причин инициированы около десятка судебных дел направленные не только против так называемых религиозных меньшинств, но и против двух традиционных и крупнейших в России конфессий: ислама и православия[1].

Между тем, проводя данного рода экспертизы, эксперты должны руководствоваться в первую очередь принципами соблюдения права на свободу совести и свободу вероисповедания, принципами объективности, всесторонности и полноты исследований, принципом независимости эксперта.

Данные принципы выполняют важные регулятивные функции и способствуют установлению руководящих начал правового регулирования религиоведческой экспертизы.

Выделим две группы принципов:

  1. общие правовые принципы, которые закреплены в Конституции РФ:

- принцип соблюдения права на свободу совести и свободу вероисповедания, иных прав и свобод человека и гражданина, а также прав религиозных организаций;

2. профессиональные принципы:

- принцип независимости эксперта;

- принцип объективности, всесторонности и полноты исследований.

Принцип соблюдения права на свободу совести и свободу вероисповедания, иных прав и свобод человека и гражданина, а также прав религиозных организаций

Этот принцип оговаривает приоритетность соблюдения норм Конституции РФ при выполнении экспертных задач. Оказывая опосредованное влияние на жизни людей, эксперты должны соблюдать права и свободы человека и гражданина провозглашенные Конституцией РФ. Реализации принципа соблюдения права на свободу совести и свободу вероисповедания является необходимой предпосылкой свободы мировоззренческого выбора, самоопределения человека в своем отношении к религии. Вместе с тем, свобода должна укладываться в рамки правомерного поведения и сопровождаться определенными мерами ответственности, в том числе в защите граждан и их объединений от помех в реализации ими своей свободы, а также в пресечении злоупотребления свободой, выражающегося в различных формах антиобщественного поведения, в экстремизме [2].

 Например, если в ходе исследования выявится, что экспертируемая религиозная организация придерживается идеи отказа от переливания крови (что, как известно, практикуют участники религиозной организации Свидетели Иеговы), данный факт при незнании законодательства РФ может сыграть решающую роль при формировании выводов о том, что данная религиозная организация действует в нарушении законодательства РФ и нарушает права человека. Однако, в соответствии со ст.  32 "Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан" (утв. ВС РФ 22 июля 1993 N 5487-1)[3] необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является информированное добровольное согласие гражданина. Ст. 33 данного нормативно-правового акта указывает, что гражданин или его законный представитель имеет право отказаться от медицинского вмешательства или потребовать его прекращения, за исключением случаев, если гражданин страдает заболеванием, представляющими опасность для окружающих; страдает тяжелыми психическими расстройствами; совершил общественно опасные деяния. Таким образом,  указания в вероучении о недопустимости переливания крови само по себе не является правонарушением.

Принцип соблюдения прав и свобод человека и гражданина, а также прав религиозных организаций подразумевает соблюдение равноправия граждан и равенства религиозных объединений перед законом,  недопустимость какой-либо дискриминации по религиозному признаку.

 

Принцип независимости эксперта

Принцип независимости эксперта при проведении религиоведческой экспертизы подразумевает личную незаинтересованность эксперта в результате исследования. Эксперт должен быть в первую очередь мировоззренчески нейтрален, толерантен и обязан руководствоваться в своей деятельности только научными знаниями и правовыми нормами, регулирующими данную сферу общественных отношений. В противном случае оценка материалов и/или вероучений при проведении экспертизы вместо научной обоснованности может иметь предвзятый неадекватный характер, окрашенный конфессиональной ангажированностью. При проведении экспертизы эксперт независим в выборе методов, способов или средств исследования предоставленного ему объекта.

Немаловажным условием независимости эксперта является тот факт, что никто не вправе оказывать воздействие на эксперта с целью склонения его к даче определенного заключения. Следует особо отметить, что любая форма зависимости эксперта: административная, политическая, моральная, религиозная может являться предпосылкой возможности давления на него со стороны заинтересованных лиц с целью получения определённого результата.

Учитывая, что религиоведческая экспертиза затрагивает область  государственно-конфессиональных отношений, передача  представителю какой-либо конфессии функций  государственного эксперта не только нарушает принципы независимости эксперта, светскости государства, но и может спровоцировать межконфессиональный конфликт.

К сожалению, понятие независимости экспертизы несколько страдает из-за того, что российское законодательство недостаточно использует дефинитивные формы терминов, применяя зачастую методы национальной стандартизации юридических терминов. Так, появляются такие термины, как «независимая экспертиза». Исследователь А.В. Нестеров называет этот термин «правовым суррогатом», так как экспертиза независима по определению: в противном случае она не является экспертизой. То, что в некоторых правовых актах именуется «независимой экспертизой» на самом деле является коммерческим вневедомственным исследованием; такие экспертизы проводятся вне государственных структур.

 

Принцип объективности, всесторонности и полноты исследований

Принцип объективности предполагает использование экспертом объективных методов и средств исследования, полное отсутствие субъективизма при формировании выводов по результатам исследования. Любое экспертное исследование должно проводиться строго на научной и/или практической основе соответствующей современному уровню развития конкретной области знаний [4]. Объективность является неотъемлемым элементом всякой экспертизы и напрямую зависит от независимости проведения экспертизы.

В соответствии с данным принципом любая информация, содержащаяся в исследовании, должна быть получена и интерпретирована экспертом исключительно путем  применения научно обоснованных и верифицированных методов.

Для этого должны существовать различного рода методики, разрабатываемые научно-исследовательскими структурами и самими экспертами (имеющими большой опыт работы в конкретном направлении). Каких-либо методик разработанных в области проведения религиоведческой экспертизы на сегодняшний день не существует, что является существенным пробелом в проведении данного рода экспертизы.

Принцип всесторонности исследования заключается в том, что на всех этапах исследования при формулировании выводов необходимо исследовать все стороны объекта экспертного исследования.

Принцип полноты исследования предполагает использование экспертом всех доступных ему объектов, методик и средств исследования, необходимых для дачи заключения. В соответствии с данным принципом эксперт обязан ответить на все заданные ему вопросы. Игнорирование данного принципа при проведении экспертного исследования может послужить одним из оснований для назначения повторной экспертизы.

Комплексность проведения религиоведческой экспертизы

Комплексной является такая экспертиза, при производстве которой решение вопроса невозможно без одновременного совместного участия специалистов в различных областях знания в формулировании одного общего вывода [5].

В настоящее время комплексные экспертизы весьма распространены на практике. Однако долгое время сама правомерность такой экспертизы подвергалась сомнению. Еще в 50-60-е годы прошлого столетия видные ученые-процессуалисты отрицали саму возможность комплексных экспертиз (Р.Д. Руханов, М.С. Строгович). Позже усилиями А.В. Дулова, Я.М. Яковлева, А.Р. Шляхова, В.М. Галкина и других была доказана правомерность и необходимость комплексной экспертизы.

В современной доктрине можно выделить два основных подхода к определению гносеологической природы комплексной экспертизы:

1) взаимодействие различных индивидуальных компетенций эксперта, участие экспертов различных специальностей;

2) применение различных отраслей знаний к исследованию одного объекта (одних и тех же объектов).

Комплексной экспертизе характерны следующие признаки:

- наличие ситуации, разрешение которой затрагивает не менее двух различных областей знаний;

- решение экспертных задач требует объединение усилий специалистов различного профиля, синтеза знаний;

- потребность в совместно проводимом исследовании, формулирование общего вывода;

- совместное исследование не исключает раздельного изучения общего объекта исследования[6].

По мнению автора религиоведческая экспертиза должна иметь комплексный характер, то есть экспертная группа (комиссия) должна включать ученых из разных областей научного знания (философов, специализирующихся именно на изучении вероучений религий; правоведов, в том числе специализирующихся на изучении вопросов отношений между государством и религиозными объединениями, вопросов профилактики религиозной вражды; лингвистов; а также историков и психологов, специализирующихся на изучении религиозного феномена и религиозной жизни общества).

Принцип компетентности эксперта

 Несмотря на то, что данный принцип непосредственно связан с принципом объективности, именно принцип компетентности направлен на предупреждение неквалифицированных и ошибочных заключений. Поскольку если уровень компетентности эксперта не соответствует степени сложности проводимого экспертного исследования, это может повлиять на независимость эксперта при проведении исследования и привести к  ошибочному, неквалифицированному заключению.

В заключение хотелось бы отметить, что нечеткость Федерального закона  «О противодействии экстремисткой деятельности» и порожденных им внутриведомственных распоряжений  в совокупности с неправомерным применением антиэкстремистского законодательства, непрофессиональным уровнем проведения экспертных исследований и некомпетентностью чиновников порождает не только откровенную имитацию борьбы с экстремизмом, но и приводит к нарушениям в области свободы совести и вероисповедания. Между тем, реальные экстремистские организации продолжают осуществлять свою деятельность, неся в себе откровенную угрозу всему российскому обществу.

Остается надеется, что данные проблемы не останется не замеченной и обратят на себя внимание законодателя. В противном случае в ближайшем будущем мы еще не раз столкнемся с вопиющим нарушением прав как граждан.

 

 



[1] См.: http://www.islamtat.ru/publ/generalnomu_prokuroru_rossii_i_orenburgskomu_sude/62-1-0-902 См.:  «Суд решил, что лозунг "Православие или смерть!" не является экстремистским»// http://sclj.nichost.ru/analytics/actual/detail.php?ELEMENT_ID=3288

 

 

 

[2] !! Себенцов А.Е. Принцип свободы совести и его реализация в Российской Федерации: состояние, тенденции и перспективы. Диссертация  с. 4

[3] "Ведомости СНД и ВС РФ", 19.08.1993, N 33, ст. 1318.

 

[4] Нестеров  А.В. Основы экспертной деятельности [Текст]: учеб. пособие /А.В. Нестеров;  Гос. ун-т – Высшая школа экономики. – М.: Изд. Дом Гос. ун-та – Высшей школы экономики, 2009. С. 22.

[5] См., например: Россинская Е.Р. Комментарий к Федеральному закону «О государственной судебно-экспертной деятельности в  Российской Федерации».

[6] См. подробнее: Сахнова Т.В. Судебная экспертиза. – М.: Городец, 2000. С. 204 -205.

Читайте также