Загребина Инна Владимировна
Адвокатский кабинет
+79168073159
innasclj@yandex.ru
Москва
c 9 до 22 часов
111524 Россия Москва г Москва г. Москва,
izagrebina

Инна Загребина. Актуальные проблемы религиоведческой экспертизы в России


Экспертиза является одним из наиболее актуальных правовых инструментов, позволяющих регулировать как межобщественные отношения, так и отношения между обществом и государством.

В широком смысле под экспертизой (франц. expertise, от лат. expertus - опытный) понимается исследование экспертом (специалистом) каких-либо вопросов, решение которых требует специальных познаний в области науки, техники, искусства и другие [10].

По мнению К.И. Плетнев экспертиза - это основанное на использовании накопленных человеческих знаний и опыта изучение каких-либо вопросов, проводимое по определенным правилам, специально отобранным высококвалифицированными специалистами с целью обеспечения принятия решений по данным вопросам наиболее полным объемом необходимой и достаточной для этого информации [3].

А.А. Разуваев утверждает, что экспертиза это основанное на применении специальных познаний исследование, осуществляемое сведущими лицами (экспертами), выполненное по поручению заинтересованных лиц, с целью установления обстоятельств, существенных для принятия правильных и обоснованных решений, и дачи заключения по результатам такого исследования [6].

Любая экспертиза представляет собой прикладное исследование данного рода объектов и производится в соответствии с правилами, определяемыми спецификой ее предмета и кругом необходимых для производства экспертизы сведений из конкретных областей науки и техники [7].

Экспертизы производятся практически во всех сферах человеческой деятельности. Государственные экспертизы, осуществляются органами исполнительной власти и другими государственными органами, такие экспертизы могут быть как межведомственными, так и внутриведомственными. Экспертизы проводятся в рамках различных министерств и ведомств, которые разрабатывают соответствующие рекомендации.

Однако теоретическое развитие в правовой доктрине Российской Федерации институт экспертизы получил только в части судебной экспертизы. Внесудебная экспертиза практически не изучена. Это приводит к правовым коллизиям в законодательстве Российской Федерации и спорным ситуациям в юридической практике.

Проведение религиоведческой экспертизы на сегодняшний день представляется насущной проблемой.

Следует особо отметить, что до настоящего времени религиоведческая экспертиза практически не разработана в правовой доктрине, не нашла своего теоретического осмысления и остается за рамками научных изысканий. Неисследованными остаются такие важные вопросы, как природа и признаки религиоведческой экспертизы, условия и специальные методы ее проведения, предмет и объект экспертизы, статус эксперта при производстве религиоведческой экспертизы и пределы применения специальных знаний, проблемы комплексной и комиссионной экспертиз и др. [4].

В этой связи из-за неквалифицированности экспертных заключений прокуратурой инициируются судебные процессы в отношении законопослушных религиозных объединений, судами принимаются не правомерные решения, которые впоследствии отменяются вышестоящими судами. Что как следствие приводит к дискредитации института религиоведческой экспертизы в целом.

Несмотря на то, что религиоведческая экспертиза является необходимым правовым инструментом в области государственно-конфессиональных отношений, какой-либо подготовки эксперта-религиоведа попросту не существует. При этом, поскольку законодательно не определены требования к эксперту-религиоведу, данного рода экспертизу проводят люди не только не имеющие ученой степени и научных трудов по данной тематике, но порой и высшего образования, что, безусловно, не способствует успешному развитию практики проведения религиоведческой экспертизы. Тогда как привлечение к процедуре религиоведческой экспертизы ведущих ученых-религиоведов нашей страны свидетельствовало бы о достоверности и высоком качестве проведения экспертизы.

Актуальным остается вопрос о конкретизации требований к содержанию религиоведческой экспертизы. В этой связи представляется необходимым детально закрепить следующие:

1) требование об указании сведений об экспертах - фамилия, имя, отчество, образование, специальность, ученая степень и звание, стаж экспертной деятельности;

2) требования к последовательности и этапам производства религиоведческой экспертизы;

3) требования к используемым научным инструментариям; обязательное указание научных методов;

4) требования к используемой терминологии;

5) разграничение вопросов в рамках религиоведческой экспертизы по предметно-профессиональному принципу.

Заключение религиоведческой экспертизы должно основываться на полном, всестороннем и объективном исследовании объектов экспертизы, следовательно, выводы сделанные экспертами должны быть обоснованы в процессе проведения экспертной работы.

Исследуя экспертные заключения вынесенные экспертами-религиоведами, следует отметить, что в последнее время особую значимость приобретает категориальный аппарат, применяемый в экспертизе.

Так, например, в Решении суда по делу о ликвидации и запрете на территории Хабаровского края Местной религиозной организации христиан веры евангельской «Благодать», суд в качестве обоснования своего решения ссылался на так называемое «экспертное» исследование, в котором указывалось: "Кроме того, в качестве доказательств по данному делу прокурором представлено и принимается судом заключение специалиста Иванишко И.В. члена экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Минюсте РФ Хабаровскому краю и ЕАО, из которого следует, что религиозная организация "Благодать" относится к неопятидесятническому религиозному движению и признается деструктивной религиозной организацией сектантского типа…"

"...Методы воздействия на сознание человека, применяемые на религиозных мероприятиях церкви христиан веры евангельской "Благодать" и ей подобных неопятидесятнических сект, несут опасность для психического и физического здоровья граждан и должны расцениваться как психическое насилие".

"Таким образом, в судебном заседании совокупностью доказательств подтвержден факт того, что со стороны МРО "Благодать" имеются действия, посягающие на личность, права и свободы граждан, а также наносящие ущерб нравственности и здоровью граждан. Данные действия выражаются в использовании МРО "Благодать" методик ("Альфа-курс", Трес диас, инкаунтер, громкая молитва, приводящая к разговору на "иных" языках, ритуалы наложения рук на голову и тело человека, "Сошествие Святого Духа"), каждая из которых в отдельности и все вместе содержат в себе элементы внушения, самовнушения, психологического манипулирования, осуществляемых на фоне измененных "трассовых" состояний сознания, то есть воздействуют на психическое состояние граждан. Действиями МРО "Благодать" нанесен ущерб здоровью граждан".

Данное решение в последствие было отменено Верховным судом РФ. К сожалению, вышеприведенный пример использования в религиоведческих исследованиях оскорбляющих терминов не единичен. В этой связи, на наш взгляд, было бы целесообразным введение запрета на использование оскорбляющей религиозные взгляды и чувства верующих терминологии в экспертных исследованиях. Кроме того, следует иметь в виду, что Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» вводит в оборот такие типы религиозных образований как «религиозная группа» «религиозная организация», «местная религиозная организация», «централизованная религиозная организация». Применение в религиоведческих экспертизах понятий «секта», «тоталитарная секта», «деструктивный культ» можно расценивать как отступление от объективности и непредвзятости – необходимых условий честного и квалифицированного суждения о религиозном объединении [1].

Важно отметить, что термин «секта» не встречается в основополагающих международно-правовых документах. Кроме того, в силу исторически сложившейся практики, ментальность российского народа и его культуры, термин «секта» воспринимается в России менее нейтрально и терпимо, нежели в Европе. Этот термин, по сути, имеет оскорбительный оттенок [5]. Судебная палата по информационным спорам при Президенте Российской Федерации в своем Решении от 12 февраля 1996 года № 4 (138) прямо указала, что данный термин, в силу сложившихся в обществе представлений, несет, безусловно, негативную смысловую нагрузку, и, употребляя его, журналисты могут оскорбить чувства верующих [8]. На некорректность употребления термина «секта» в официальных документах указывают и известные ученые филологи [2]. Данный термин является идеологическим.

Термин «деструктивный культ» вообще не может отражать сущность религиозных феноменов.

Во-первых, истории и современности известны достаточно активные религиозные образования, которые отрицают, какой бы то ни было культ.

Во-вторых, установка на разрушение встречается в религиозной жизни чрезвычайно редко; напротив, наибольшая общественная опасность чаще всего связана именно с созидательной установкой, вопрос лишь в том, что созидается [2].

Также на результаты исследования влияет инерционное мышления экспертов, устойчивая привычка к мировоззренческой комфортности, одномерные оценки многообразия религиозных образований, их вероучений и обрядовой практики, организационных форм. Перечисленные изъяны проявляются главным образом в оценках вероисповеданий и обрядов религиозных объединений через призму какой-то одной религиозной традиции, которая берется в качестве «образца», «стандарта» религиозной организации. В таком качестве чаще всего выступает иудейско-христианская традиция, для которой характерны вера в существование Бога-творца, персонифицированного существа, отдельного и отличного человека, а также то, что молитв этому Богу является высшей формой человеческой деятельности. Руководствуясь этими критериями, некоторые религиоведы не считают религиозными организациями не отвечающие им [1].

Другая проблема связана с неоднозначными выводами, представленными в заключении.

В качестве примера можно привести как, казалось бы, объективное, обоснованное Заключение было неверно истолковано должностными лицами Департамента по делам некоммерческих организаций Министерства юстиции РФ. Речь идет о Заключении государственной религиоведческой экспертизы от 25 мая 2000 года о вероучении и соответствующей ему практике религиозной организации Церковь Объединения, действующей на территории Российской Федерации, проведенное Экспертным советом для проведения государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве РФ по запросу регистрирующего органа – Департамента по делам общественных и религиозных организаций Министерства юстиции РФ на предмет регистрации централизованной религиозной организации Церковь Объединения. Относительно вероучения в данном документе указывается: «Вероучение, культовая практика и другие формы религиозной и общественной деятельности Церкви Объединения основываются на ее главном догматическом произведении «Божественном Принципе», которое считается воплощением откровения, полученного свыше основателем этой организации корейцем Сан Мен Муном. В этом произведении библейская традиция во многом изменена и переосмыслена, к тому же сочетается с представлениями древнего даосизма и конфуцианства. Церковь Объединения не скрывает как своих расхождений с традиционными направлениями христианства, как и своего синкретического характера. Признаются, в частности, существенные различия с православной догматикой: в понимании Иисуса Христа и Богоматери. Все это свидетельствует, что Церковь Объединения принадлежит к типу новых религиозных движений».

Именно это послужило «камнем преткновения» при проверке органами юстиции этой организации спустя 10 лет после вынесения заключения. Так, в Акте проверки от 05 мая 2010 года было указано: «В соответствии с п. 2 ст. 10 Федерального закона от 26.09.1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» в уставе религиозной организации в обязательном порядке указывается ее вероисповедание. Кроме того, в соответствии с п. 8 ст. 8 Федерального закона от 26.09.1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» вероисповедание обязательно должно указано и в наименовании религиозной организации.

Согласно п. 1.1. Устава полное наименование Организации - Религиозная организация «Ассоциация христианских «Церквей Объединения».

В соответствии с п. 1.2. Устава по вероисповедной принадлежности Организация придерживается христианского вероучения. Организация признает в качестве всемирного канонического органа религиозной организации «Ассоциация Святого Духа за объединение Мирового Христианства – Церковь Объединения» - Центральное управление Ассоциации, расположенное в США, г. Нью-Йорк. Вероучение организации основывается на Библии и изложено в «Божественном принципе».

Вместе с тем, в соответствии с заключением Экспертного совета для проведения государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации от 25 мая 2000 г. вероучение Организации носит синкретический характер и не является христианским».

Что же привело контролирующий орган к такому выводу? Для ответа на этот вопрос, рассмотрим выводы, изложенные в Заключение:

«Общий вывод: в ходе изучения содержания учредительных документов, а также сведений о вероучении, предоставленных церковью Муна («Ассоциацией Святого Духа за Объединение Мирового Христианства») в Минюст, и руководствуясь ст. 6 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», Экспертный совет препятствий для регистрации данной религиозной организации не обнаружил.

Вместе с тем Экспертный совет обращает внимание Минюста на несоответствие между названием Церкви Объединения («Ассоциация Святого Духа за Объединение Мирового Христианства») и содержанием ее вероучения. Не ясно, как религиозное движение не собственно христианского, а синкретического характера может добиваться объединения именно мирового христианства».

Как видно из вышеприведенного отрывка, Заключение содержит весьма размытые выводы. Которые, как следствие, создают почву для его двоякого толкования и провоцируют конфликтные ситуации.

Подводя итог, хотелось бы отметить, что непрофессиональный уровень проведения экспертных исследований приводит не только к нарушениям в области свободы совести и вероисповедания, но и порождает откровенную имитацию борьбы с экстремизмом. Между тем, пока на основании необъективных экспертиз органы государственной власти пытаются запрещать деятельность законопослушных религиозных объединений, реальные экстремистские организации продолжают осуществлять свою деятельность, неся в себе откровенную угрозу всему российскому обществу.

В этой связи, остается надеяться, что поднятые в докладе проблемы не останутся не замеченными. В противном случае в ближайшем будущем мы еще не раз столкнемся с вопиющим нарушением прав, как граждан, так и религиозных объединений.



Литература



1.Кантеров И.Я. Экспертные советы как субъекты конфессиональной политики. // Религия и право. – 2004. - № 1. С. 12. .

2.Николаев А.А. О понятии «секта» // Религия и право, 1999. № 2. С. 23.

3.Плетнев К.И. Экспертиза в развитии экономики по инновационному пути. М.: Изд-во РАГС, 2006. С. 10.

4.Пчелинцев А.В. Свобода религии и права верующих в современной России [Текст] / М.: ИД «Юриспруденция», 2007. С. 94.

5.Пчелинцев А.В. Конституционное право граждан на свободу вероисповедания и проблемы его реализации в Российской Федерации. // Свобода религии и убеждений: основные принципы. Под ред.: Торе Линдхольма, Кола Дурэма и Бахии Тахзиб-Ли. М.: НИЧУ «Институт религии и права», Центр по изучению религии и права Университета Бригма Янга, ТЦ Юнеско, 2010. С. 621.

6.Разуваев А.А. Экспертиза как средство повышения эффективности процесса правореализации (вопросы теории и практики): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2006. С. 9.

7.Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. – М.: Норма, 2005. – С. 21.

8.Религиозные объединения. Свобода совести и вероисповедания. Религиоведческая экспертиза. Нормативные акты. Судебная практика. Заключения экспертов / Сост. А.В. Пчелинцев, В.В. Ряховский, С.В. Чугунов; под общ. ред. А. В. Пчелинцева, - 3-е изд., испр. и доп. М.: ИД «Юриспруденция», 2009. С. 914.

9.Тихонравов Ю.В. О методике религиоведческой экспертизы. // Религия и право. – 1999. № 2. С. 25.

10.Философский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1988. С. 1019; Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. А.М. Прохоров. 3-е изд. М., 1984. С. 1930; Краткий словарь иностранных слов / Сост. С.М. Локшина. 3-е изд. М., 1971. С. 956; Современный словарь иностранных слов. М., 1992. С. 1279.

Читайте также